Почему всех так бесят феминитивы?

«Докторка, авторка, редакторка»…

Журналистка и колумнистка «Леди Mail.Ru» Саша Митрошина объясняет, что такое феминитивы и почему они вызывают такое бурное неприятие у большинства людей.

// Леди Mail.Ru — Иллюстрация: Галина Воробьева

Вряд ли какое-нибудь изобретение феминисток вызывает у большинства людей такой же шквал эмоций и лавину агрессии, как феминитивы — названия профессий в женском роде. Чувствуете себя странно, когда видите слово «авторка»? А от «дизайнерок» и «режиссерок» внутри поднимается волна возмущения?

Тогда эта колонка для вас.

Стоит только написать на фейсбуке «авторка» или даже какое-нибудь безобидное «руководительница» — собираются десятки возмущенных ценителей русского языка и «яжфилологов», требующих немедленно казнить преступницу. То есть женщину-преступника, простите, пожалуйста.

На меня однажды наехали за то, что я назвала себя журналисткой. «Нормальный журналист себя журналисткой не назовет», — поучительно написала какая-то женщина в комментариях под постом, в котором речь шла вообще не об этом, а упоминание профессии носило фактический характер.

Отвлекусь и в паре слов объясню, зачем эти феминитивы вообще нужны. Язык — это социальный конструкт, отражающий нашу реальность. И в этой реальности женщины пришли в большинство профессий, раньше считавшихся исконно мужскими. Поскольку раньше многие специальности были мужскими, то не было необходимости придумывать особые женские названия работников. Теперь женщины там есть, но называются в мужском роде. Быть доктором, машинистом, поэтом и полицейским может быть не только мужчина, а значит, нужны парные слова для обозначения женщин и демонстрации женского участия в этих профессиях. Так и стали появляться феминитивы.

То, что редакторки и руководительницы звучат для нашего уха очень непривычно, вполне объяснимо. Сознание сопротивляется новым формам, а употребление новых слов — вопрос привычки. Через пару десятков лет мы точно так же привыкнем к редакторке, как к какой-нибудь учительнице (что тоже феминитив, на минуточку).

Да-да, феминитивы уже существуют в языке: те профессии, которые стали «унисекс» давно, получили свои женские названия тоже достаточно давно, чтобы встроиться в язык и не вызывать отторжения. Вспоминаем акушерок, сиделок, прачек, швей, манекенщиц и посудомоек.
Да и вообще люди, беспокоящиеся о «чистоте» и неизменности русского языка, явно тупят, поскольку русскій языкъ мѣняется постоянно. Язык — не статичная система, а живая, спросите у любого филолога.

Если вдуматься, все довольно логично: авторки и дизайнерки образованы строго по правилам русского языка по аналогии с привычными нам спортсменками, студентками, активистками и прочими замечательными словами. Лично я привыкла не ко всем феминитивам, но авторки и редакторки уже кажутся чем-то безобидным.

Continue reading

Поцелуй наизнанку

Про постельные тона и прочие извращения В этой книжке переводчик с французского Виталий Румянцев собрал уморительные ляпы, найденные в эротических романах. Вот, к примеру, несколько цитат, которые мы приводили в нашей рецензии, опубликованной на день влюбленных: «Джейк встал на колени, стягивая с нее джинсы и открыв ей вид на залив» …

Ну как в кино

Весь вечер на арене – два брата-акробата Бордюр и Поребрик Ольга Лукас. Поребрик наносит ответный удар. – СПб.: Комильфо, 2013. – 264 с. Уже третья книга серии пользуется неизменным интересом и как бумажное издание, и как текст в Интернете. И это демонстрирует, что творческая концепция, придуманная писательницей Ольгой Лукас и …

Давайте есть пчёл

Лингвистические ляпы и незнание языка способствуют появлению переводческих перлов, достойных коллекционирования Многие примеры нелепых и смешных ошибок переводчиков уже стали классикой и вошли в учебники иностранных языков. Но это ничего не меняет: свежие ляпы с завидной регулярностью появляются при переводе кино, песен и особенно вывески и меню в ресторанах. Некоторые …

«Тихой сапой» «дело выгорело»

Как появились и что означают крылатые выражения Мы часто «бьем баклуши», «втираем очки», «водим за нос» и ищем «козла отпущения». Такие устойчивые выражения принято называть «крылатыми». Крылатые фразы чаще всего попадают в лексику из исторических (легенды и события прошлого) или литературных источников. Благодаря своей образности и выразительности они получают широкое …

Саша Соколов: «Общая тетрадь, или же групповой портрет СМОГа»

Общая тетрадь, или же групповой портрет СМОГа [1] Посвящается Венедикту Ерофееву Вот притча о том, как некто, ранимый да ранний, к тому же имеющий уши,— а? слышать? вы шутите, лекарь, клевреты ли мы Selene, чтоб отращивать себе эти устрицы ради Людвига? лицам нашего круга, числа уши надобны, дабы парить над …

Юрий Абызов о книге Давида Самойлова «В кругу себя»

Фрагмент из книги экспромтов, пародий и посланий поэта Д.Самойлов. В кругу себя. ПРОЗАиК, 2010. Книга “В кругу себя” – наиболее полный (хотя, вероятно, и не окончательный) свод произведений смеющегося Самойлова. Все тексты сверены по оригиналам или (за отсутствием оных) по машинописным авторским копиям. Особое место в книге занимают озорные произведения …

Герман Виноградов. Введение в мир ангелов

Введение в мир ангелов Мир ангелов – это тепложир и макробусы. Макробусы делятся на спутников сопликаторов и хованщиков. Мир спутников сопликаторов тёмен и заутентичен. 1. Его структурирует разнокожая епархиальная общность. 2. Его обустраивает монотеистическая раздробленность корнеплодов. 3. Его одушевляет краеугольная сморщенность дирижабр. Мир хованщиков алиметричен и соплиментарен квазилинейной заприблудности, образуя …

Константин Деревянко: «Словари — это составная часть защиты национальных интересов»

Руководитель программы «Словари XXI века» об острой потребности в работе над современным русским языком В 2006 году глагол «to google» («гуглить» — искать что-то в Сети при помощи поисковика Google или, шире, любого другого способа поиска) вслед за «to xerox» («ксерить» — копировать документы) был внесён в новую версию самого …

Вагрич Бахчанян. Записные книжки

Словесные игры – самый демократичный способ деконструкции языка, идеологии, дискурса Вагрич Бахчанян. Записные книжки. — М.: Новое литературное обозрение, 2011 Записные книжки вообще, как правило, жанр, интересующий по большей части историков литературы и филологов. Исключения редки, и самое яркое (близкое) из них — записные книжки Ильфа: «уволили за половое влечение», …