Орден желтого флага

О книге Виктора Пелевина «Смотритель»

В.Пелевин
// chaskor.ru

Пелевина знают и читают. Галлюциногены, дзен-буддизм, великая русская идея – пелевинщина – говорят массы. Каждый год новая книга, огромные тиражи, переиздания. Его знают даже люди, сильно далекие от литературы. Пелевина читать модно. Издатели это прекрасно понимают, и новый роман Пелевина “Смотритель” выходит в двух книгах: “Орден желтого флага” и “Железная бездна”.

Действие романа разворачивается в Идилиуме – мире, созданном Павлом Первым, Францом-Антоном Месмером и Бенджамином Франклином, повстречавшимися в Париже семнадцатого века. Мир создан воображением Павла, увлеченного алхимией, эзотерикой и масонством, в него могут попадать другие люди и даже предметы, при помощи специального прибора-бака – эдакая смесь Нолановского “Начала” и “Воображляндии” из Южного Парка. Идилиум наполнен атрибутами эпохи Павла – карнавальные черные маски, шляпы-треуголки, татуировки на головах, изображающие парик, оружие тех времен, алхимия. Павел становится Смотрителем этого мира– человеком, во власти которого направлять божественную силу Флюид. Заговор и убийство императора в нашем “Ветхом” мире – всего лишь инсценировка, позволившая Павлу уйти в Идилиум с концами.

“Детство, проведенное в строгости, — залог счастья в зрелом возрасте. Просто потому, что обойденному усладами долго не надоест все то, чем пресытится человек, утопавший в развлечениях с младенчества.”

Главный герой, от лица которого ведется повествование — Алексис де Киже – как это у Пелевина заведено, рефлексирующий молодой человек, с пытливым умом и философской жизненной позицией, избранный судьбой для физических и метафизических, часто не до конца понятных, свершений эпических масштабов. Двадцатидвухлетний монах из “Ордена желтого флага” (одноименного с первым томом романа) воспитывался в строгости, и теперь готовится стать Смотрителем. Как советовал Гурджиев, первичные потребности должны быть удовлетворены для более высокой деятельности, и наш герой получает спутницу жизни. В романе ”S.N.U.F.F.” Пелевин дал герою девушку-биоробота, которую можно запрограммировать под себя. В “Смотрителе” автор еще более наглядно показывает свое видение женщины и ее роли: Алексис выбирает подругу через каталог, ее с детства готовили стать спутницей для своего мужчины.

Повествование начинается с выдержек из дневника Павла Алхимика, затем мы видим Алексиса, вышедшего на финишную прямую навстречу судьбе. Неизбежное приближается. Пелевин стебется, заполняя мир вокруг аналогиями и карикатурами на общество потребления, непринужденно выдает свежие “пелевинские” афоризмы (фашисты по должности, болгары-жопники и т.д.), в общем держит марку. Смотритель, оказывается, может общаться с медиумами из нашего “Ветхого” мира, принявшими расширяющие сознание препараты. Один из них снимает гипсовый слепок руки Алексиса(обложка романа), и пытается убедить его, что он – дух Павла Первого, который не ушел в пустоту и не переродился, по канонам Тибетской Книги Мертвых, а застрял в своеобразном лимбе, и галлюцинирует, меняя себе личности. И когда читатель уже не знает, как воспринимать происходящее, когда накапливается уже слишком много вопросов, сюжет обрывается, продолжение обещается в следующей книге, в лучших традициях качественных многосерийных фильмов. Вообще многие последние произведения Пелевина написаны вполне кинематографично: самобытные миры, которые можно очень ярко режиссерски оформить. Но почему-то не экранизируют (за исключением вполне неплохого “Generation П”), может боятся не дотянуть до оригинала.

“Что ждет теперь? Счастье? Или, может быть… смерть? Не принесут ли меня в жертву во время какого­-нибудь жуткого ритуала, настолько секретного, что я о нем никогда даже не слышал?

Добравшись в своих мыслях до этого места, я понял — покаяние закончено. Как мало я успел нагрешить, подумал я с усмешкой, гожусь на роль агнца.”

Многие скажут: “Типичный Пелевин! Ничего нового!” Отчасти да, но ведь за это почитатели его и любят. Может, Пелевин обозначил для себя ряд проблем современности, на которые проливает свет в своих произведениях, указывая на них разными способами, вплетая в сюжет, из раза в раз, как учитель учит ученика. Ждем вторую часть, чтобы увидеть всю картину.

Текст: Никита Пушо

Источник: Дистопия

Добавить комментарий